OperaTime.ru

Главная > Рецензии > Фестиваль в Парме — 2018: «другой» Верди. Часть третья

Роман Рудницкий, 7 ноября 2018 в 17:09

Фестиваль в Парме — 2018: «другой» Верди. Часть третья

© Roberto Ricci

 

  1. «Король на час»

 

В последний день фестиваля я побывал в родном городе Верди Буссето, где исполняли его вторую оперу, называемую у нас традиционно «Король на час» (более точный перевод оригинального названия (Un giorno di regno) — «Один день царствования»).

Опера в Буссето шла в постановке Пьера-Луиджи Пицци более чем двадцатилетней давности. Два варианта этого спектакля, записанные в Парме, доступны на видео. Интересно, что в обоих спектаклях, записанных с разницей в 10 лет, партию маркизы дель Поджо исполняла Анна-Катерина Антоначчи.

В этом году классическую постановку Пицци несколько переработал режиссер Массимо Гаспарон, в том числе были раскрыты все присутствовавшие в ней ранее купюры. В Буссето опера прозвучала полностью и на основе критического издания, подготовленного Франческо Иццо.

Постановка Пицци и Гаспарона очень красива, вполне традиционна, при этом в ней много юмора (например, посвящение Эдоардо в рыцари с помощью какой-то кухонной утвари вместо шпаги). Конечно, я уже был с ней знаком по видеозаписям, но в живом спектакле особенно впечатлили быстрые и эффектные смены декораций, что на видео не так заметно.

«Король на час» написан Верди в тяжелых условиях: в период работы над этим произведением он похоронил горячо любимую жену Маргариту Барецци, и при этом ему приходилось сочинять веселую оперу о похождениях французского дворянина, выдающего себя за польского короля Станислава. Несомненно, тяжелое состояние композитора сказалось на качестве музыки, и на премьере опера провалилась. Однако из этого вовсе не следует, что она не заслуживает внимания, тем более что в дальнейшем она несколько раз ставилась при жизни композитора и имела определенный успех.

Опера абсолютно традиционна по своей форме, даже несколько архаична для 1840 года, когда она была написана (Феличе Романи предложил Верди свое старое либретто, лишь слегка адаптировав его), все без исключения номера содержат так называемую la solita forma — структуру из нескольких частей, завершающуюся обязательной кабалеттой с не менее обязательным повтором. Даже предшественники Верди иногда отступали от этого канона, чтобы добиться некоторого разнообразия. Да и сам он в последующих сочинениях будет все более активно экспериментировать с формой, тем не менее никогда не порывая с этой традицией до конца (отдельные элементы этой структуры, пусть и сильно модифицированные, встречаются даже в «Отелло»).

Конечно, как и любая опера Верди, «Король на час» содержит множество красивых мелодий, но при этом все-таки очень слышно, что опера создавалась в спешке, часто интересно начавшаяся тема завершается явно вымученным, банальным пассажем. Можно лишь пожалеть о том, что Верди впоследствии не возвращался к этой опере, которая после незначительной доработки могла бы стать шедевром в своем жанре. Не менее огорчает, что после провала «Короля на час» он до глубокой старости не обращался к жанру комической оперы вообще (впрочем, отдельные комические эпизоды можно встретить, например, в «Силе судьбы», где присутствует даже чисто буффонная ария Фра Мелитоне).

Слышно и влияние предшественников, особенно Россини (например, в комических дуэтах двух басов) и Доницетти. Более того, кабалетта любовного дуэта Эдоардо и Джульетты Ah, non sia, mio ben, fallace подозрительно похожа на окончание дуэта Роберто и Сары из «Роберто Деверё».

К числу наиболее удачных номеров «Короля на час» я бы отнес две большие арии Маркизы дель Поджо, лирическую арию Эдоардо Pietoso al lungo pianto, секстет из первого действия. Интересны и уже упомянутые выше комические дуэты Барона и Казначея.

В Буссето, в крошечном театре, открытом еще при жизни Верди прямо в здании средневекового замка, оперу исполняли молодые певцы, самым опытным из которых можно назвать комического баса Джулио Мастрототаро в партии барона ди Кельбара. Совсем недавно я слышал этого певца в Вильдбаде в «Странном случае» Россини, и должен сказать, что его исполнение партии Барона понравилось мне значительно больше: певец звучал ровнее, меньше форсировал, ну а его комический талант не вызывает сомнений.

Неплох был и Маттео д’Аполито в роли синьора Ла Рокка (Казначея), неудачливого кандидата в зятья Барона.

Но главным открытием вечера стала для меня молодая сопрано Джоя Крепальди (Маркиза дель Поджо), победительница последнего конкурса вердиевских голосов, проходившего там же, в Буссето. Певица обладает красивым сильным голосом, хорошей техникой и незаурядным артистизмом. Уверен, что эту певицу ждет большое будущее.

Хорош был и лирический тенор Мартин Сусник (Эдоардо). У него приятный тембр, достаточно сильный и полетный голос, он неплохо играл. Особенно радует, что его партия прозвучала полностью, хотя в старом варианте постановки Пицци именно она наиболее пострадала от купюр.

Несколько более скромные вокальные данные показала исполнительница партии Джульетты кубинская певица Диана Роса Карденас Альфонсо. Голос у нее неплохой, но довольно заурядный, а верхние ноты звучали несколько резковато.

Наконец, главный герой, баритон Микеле Патти (кавалер Бельфьоре, он же король Станислав), неплохо справился с вокалом, но от короля, пусть даже мнимого, хотелось более выразительного пения и более яркой игры.

Как и накануне в «Трубадуре», звучали замечательные хор и оркестр Театро Комунале ди Болонья, хормейстер Андреа Файдутти, дирижер Франческо Паскуалетти.

 

 

  1. Аттила

 

Завершился фестиваль в тот же вечер «Аттилой» на сцене Театро Реджо в Парме. Как и в случае с «Макбетом», состав последнего спектакля слегка поменялся по сравнению с премьерным: если раньше заглавную партию исполнял Риккардо Дзанеллато, то теперь это вновь был Микеле Пертузи.

Режиссер Андреа де Роза перенес действие оперы в XIX век, что в случае с «Аттилой» показалось мне не самым удачным выбором. Вождь гуннов превратился в некоего диктатора вполне европейского вида, а противостояние усиливающегося мира варваров со слабеющей римской цивилизацией пропало. К тому же уже в прологе нам четко дали понять, кто тут «хороший», а кто «плохой», когда Аттила внезапно заколол подлым ударом в спину пленную девушку, бросившуюся к нему на шею в надежде на защиту. В финале же, напротив, он сам практически добровольно подставил грудь под удар Одабеллы, фактически позволив принести себя в жертву.

Напомню, что в либретто Темистокле Солеры Аттила жесток, но благороден и прямолинеен, и это он получает в финале неожиданный удар от женщины, которую любил и которой доверял.

В остальном же постановка получилась красивая, с интересными режиссерскими находками, такими как внезапно рухнувшая стена в прологе или огромная тень папы Льва, пугающая Аттилу в финале первого действия.

Что касается исполнения, это был настоящий триумф Микеле Пертузи, которого даже вынудили бисировать кабалетту Oltre a quel limite. Правда, во второй раз он исполнил ее в усеченном виде, без повтора.

Честно говоря, в первый момент трактовка Пертузи меня несколько озадачила, поскольку манерами он никак не походил на варвара. Видимо, я слишком привык к дикому гунну Ильдара Абдразакова, которого неоднократно слышал в этой партии в постановке Мариинского театра. Однако в постановке де Розы это выглядело вполне органично.

Особое уважение вызывает выносливость певца — ведь буквально на другой день я слушал его уже в Ла Скала, где он не менее блестяще исполнил партию дона Сильвы в «Эрнани»!

Владимир Стоянов, парой дней ранее триумфально выступивший в партии Макбета, был весьма убедителен и в образе врага Аттилы — римского полководца Аэция.

К сожалению, пара молодых влюбленных произвела не столь сильное впечатление. У тенора Франческо Демуро хорошая техника, но слишком маленький и легкий голос для героической партии Форесто.

И совсем не порадовала Мария Хосе Сири в партии Одабеллы. Несколько лет назад я слышал эту певицу как Рашель в «Иудейке» Галеви на сцене Михайловского театра, и тогда она мне понравилась. К сожалению, за прошедшие годы ее верхние ноты стали чересчур резкими и пронзительными, к тому же она совершенно не обладает необходимой для Одабеллы колоратурной техникой. Опять же, я невольно сравнивал ее Одабеллу с неоднократно слышанными в Мариинском театре Марией Гулегиной и особенно Татьяной Сержан, причем сравнение было явно не в пользу Сири.

Зато очень порадовало звучание оркестра под управлением Джанлуиджи Джельметти — достаточно энергичное для раннего Верди, но при этом предельно аккуратное, нигде не заглушающее солистов. Традиционно хорош был и хор Театро Реджо под управлением Мартино Фаджано.

Спектакль имел огромный успех, да и весь нынешний фестиваль нужно признать чрезвычайно удачным.

На будущий год в Парме ожидаются не столь редкие оперы, к тому же не имеющие полноценных альтернативных редакций: «Набукко», «Двое Фоскари», «Луиза Миллер», а также «Аида» в Буссето силами молодых певцов. Более подробная программа следующего фестиваля станет известна поже.

 

 

Вы можете помочь нашему проекту: перевести с помощью способа, расположенного ниже, любую сумму — безвозмездно в поддержку сайта. Имя или никнейм каждого дарителя, пожелавшего заполнить поле «Комментарий», появится в разделе «Они нас поддержали».

Чтобы поддержать сайт, перейдите по ссылке -> Помочь сайту.

Спасибо!

Комментарии: