OperaTime.ru

Главная > Рецензии > Три вечера в Гамбургской государственной опере. Так поступают все

Роман Рудницкий, 7 октября 2018 в 0:38

Три вечера в Гамбургской государственной опере. Так поступают все


                    © Hans Jörg Michel

 

На второй день своего пребывания в Гамбурге я посетил новую постановку оперы Моцарта «Так поступают все женщины, или Школа влюбленных» (Così fan tutte, ossia La scuola degli amanti). Премьера  8 сентября этого года, я же был на последнем спектакле серии — 29 сентября.

Эта опера никогда не была столь же популярна, как две другие в так называемой «трилогии Да Понте» — «Свадьба Фигаро» и «Дон Жуан». Однако проблема заключается не столько в качестве музыки, ничуть не уступающей другим шедеврам Моцарта, сколько в либретто, которое в XIX веке многим казалось аморальным. Предпринимались даже различные попытки приспособить эту музыку к другим сюжетам. В наше время, конечно, либретто Да Понте сохраняют в целости, однако режиссеры до сих пор пытаются так или иначе «усовершенствовать» оперу, а в особенности финал, который в оригинальном виде может показаться современному зрителю неприемлемым. Если у Да Понте герои, даже убедившись в неверности своих возлюбленных, все равно возвращаются к ним, но уже свободные от иллюзий и умудренные опытом, то в нынешних постановках они часто либо просто убегают в последний момент, либо обмениваются невестами, что, кстати, произошло и в Гамбурге.

Режиссер Герберт Фрич не стал углубляться в психологию, как это довольно часто случается в современных постановках Così fan tutte, а создал чрезвычайно яркое и красочное действо с элементами буффонады, что в целом вполне соответствует стилю этой «веселой драмы».

Декорации в спектакле минимальны: несколько странных геометрических фигур разных цветов и зачем-то стоящий посреди сцены клавесин. Все это дополняла огромная люстра в форме летающей тарелки, нависающая над сценой.

Очень необычно и в то же время красиво выглядели костюмы Виктории Бер. Сами сестры в своих пышных платьях напоминали фарфоровые статуэтки, Деспина в ярко-красном наряде — огромную розу, тогда как влюбленные «иностранцы» заявились к девушкам в виде то ли дикарей, с ног до головы укутанных в шкуры, то ли и вовсе лохматых снежных людей, чем вызвали бурную реакцию публики.

В целом же постановку на сегодняшний день можно назвать почти традиционной, поскольку никаких радикальных отклонений от либретто (кроме вышеупомянутого финала) в ней не было.

К сожалению, опера прозвучала с купюрами: традиционно отсутствовали дуэттино Феррандо и Гульельмо из первого действия Al fato dan legge и ария Феррандо из второго действия Ah lo veggio, quell’anima bella. Считается, что эту арию сам Моцарт купировал вскоре после премьеры из-за ее сложности для первого исполнителя партии Феррандо Винченцо Кальвези, однако современный исследователь Иэн Вудфилд усомнился в этом факте. Тем не менее ария действительно чрезвычайно сложна и виртуозна, поэтому ее отсутствие всегда меня огорчает.

Как это часто бывает, Дон Альфонсо (Пьетро Спаньоли) предстал в образе то ли кукловода, то ли демона-искусителя, а скорее того и другого сразу. Его инфернальная сущность подчеркивалась еще и тем, что он регулярно появлялся «из-под земли» — из суфлерской будки, и там же исчезал, выполнив свою миссию «на земле». Спаньоли был чрезвычайно убедителен в этой роли, за прекрасную актерскую игру я легко простил ему некоторые вокальные огрехи.

Хорошее впечатление произвел, несмотря на чуть форсированные верхние ноты, украинский тенор Олексий Пальчиков (Феррандо). Думаю, и со сложной второй арией он бы вполне справился, если бы постановщики дали ему такую возможность.

Турецкий баритон Картал Карагедик (Гульельмо) тоже достойно исполнил свою партию и сорвал овацию после своей знаменитой арии Donne mie, la fate a tanti.

Но главной звездой вечера стала, несмотря на сделанное перед спектаклем объявление о ее нездоровье, сопрано Мария Бенгтссон —Фьордилиджи. Только в самом начале я услышал у нее некоторые признаки болезни, однако арию Come scoglio она исполнила блестяще.

К сожалению, значительно слабее оказалась Дорабелла — Ида Альдриан, заменившая заявленную ранее Стефани Лауричеллу. У Альдриан небольшой и довольно заурядный голос, актерской игрой она тоже не радовала. Правда, во втором действии она стала звучать уже чуть интереснее, но все-таки до уровня своей «сестры» явно не дотягивала.

Совсем слабой в плане вокала оказалась Деспина — Сильвия Шварц. Правда, играла она при этом достаточно хорошо.

К сожалению, оркестр Гамбургской оперы под управлением Себастьяна Рулана играл на современных инструментах, но в целом к дирижеру и оркестру у мен претензий нет. Разве что в знаменитой увертюре хотелось услышать побольше контрастов, трактовка Рулана показалась мне слишком ровной.

На этот раз, в отличие от «Луизы Миллер», меня совершенно не впечатлил хор (хормейстер Эберхард Фридрих), звучавший, на мой слух, слишком грубо и резко для изящной музыки Моцарта.

Огромный зал Гамбургской оперы был полон (накануне в театре было много пустых мест), публика принимала всех исполнителей очень тепло. В целом это был, безусловно, удачный вечер.

 

 

 

Вы можете помочь нашему проекту: перевести с помощью способа, расположенного ниже, любую сумму — безвозмездно в поддержку сайта. Имя или никнейм каждого дарителя, пожелавшего заполнить поле «Комментарий», появится в разделе «Они нас поддержали».

Чтобы поддержать сайт, перейдите по ссылке -> Помочь сайту.

Спасибо!

Комментарии: