OperaTime.ru

Главная > Рецензии > Rossini Opera Festival. Часть третья. Молодежное «Путешествие в Реймс» и концертная программа фестиваля

Роман Рудницкий, 8 сентября 2019 в 15:20

Rossini Opera Festival. Часть третья. Молодежное «Путешествие в Реймс» и концертная программа фестиваля


© Amati Bacciardi

 

Как и каждый год, помимо трех основных оперных постановок в рамках фестиваля проходили различные концерты, а также традиционный смотр молодых певцов из Академии бельканто, носящей теперь имя Альберто Дзедды — неизменная постановка «Путешествия в Реймс», осуществленная еще в 2001 году режиссером Эмилио Сахи и возобновляемая ежегодно.

Эту постановку традиционно показывают дважды с разными солистами. В этом году я побывал на втором спектакле, который проходил в театре Россини 20 августа. Описывать здесь эту старую постановку и тем более подробно разбирать саму оперу нет смысла. Отмечу лишь, что «Путешествие в Реймс» идеально подходит на роль такого своеобразного смотра молодежи, поскольку содержит рекордное для Россини (а возможно, не только для него) число значительных вокальных партий, в каждой из которых певец может показать свои возможности. К сожалению, эта опера, в отличие от основных фестивальных постановок, традиционно исполняется в Пезаро с рядом купюр, в основном затрагивающих большую финальную сцену.

Как это обычно бывает, состав, на который я попал, оказался весьма неоднородным, но мне кажется, что как минимум одну восходящую звезду я там услышал. Это молодая певица Джулиана Джанфальдони, исполнившая в спектакле партию поэтессы Коринны. Уже после первой арии публика наградила ее бурными овациями. Уверен, что в ближайшие годы мы услышим Джанфальдони уже в основных постановках фестиваля. Также заслуживает упоминания украинское колоратурное сопрано Ольга Дядив, с блеском выступившая в партии графини де Фолльвиль. Из других певцов стоит назвать басов Диего Савини (Дон Профондо), Андрея Максимова (барон Тромбонок) и отчасти Дмитрия Чеблыкова (лорд Сидней). Последний пока еще не вполне владеет стилем Россини, иногда сбивается на силовую манеру, но все же этот певец показался мне довольно перспективным. К сожалению, остальные участники спектакля особого впечатления не произвели.

Симфоническим оркестром Дж. Россини дирижировал Николас Нэгеле, которому не всегда удавалось добиться от молодых певцов идеально слаженного звучания в больших россиниевских ансамблях.

Перейду к концертной программе нынешнего фестиваля. За время своего пребывания в Пезаро я посетил четыре концерта, о которых расскажу в хронологическом порядке.

19 августа на сцене театра Россини должен был состояться совместный концерт Джессики Пратт и Вардуи Абрамян в сопровождении Симфонического оркестра Дж. Россини под управлением Карло Тенана. Однако Абрамян по неизвестной причине отказалась от участия в концерте, хотя продолжала выступать в партии Аршака в «Семирамиде». На выручку пришла Чечилия Молинари, и должен сказать, что я остался доволен этой заменой.

 


© Amati Bacciardi

 

В программу вошли исключительно произведения Россини, в том числе довольно редкие. Так, Пратт исполнила большую арию Аделаиды Бургундской и финальное рондо Матильды ди Шабран из одноименных опер, традиционно украсив их интересными вариациями и множеством вставных верхушек. Молинари выбрала для сольных выступлений более привычный репертуар: знаменитую каватину Танкреда и арию Розины из второго действия «Севильского цирюльника» (к сожалению, прозвучавшую с купюрой в центральной части). Возможно, на подготовку более редких арий у певицы просто не было времени. Кроме того, были исполнены дуэты из «Зельмиры» и «Танкреда», а на бис — дуэттино из «Деметрия и Полибия», оперы, исполнявшейся на фестивале полностью с участием этих же певиц. Публика очень тепло принимала обеих, причем Чечилии Молинари  аплодировали не меньше, чем давней любимице Пезаро Джессике Пратт.

Пожалуй, самый интересный концерт нынешнего фестиваля состоялся на арене Витрифриго 21 августа. Назывался он Gala ROF XL и был посвящен, как это видно из названия, 40-летнему юбилею фестиваля. Впрочем, римские цифры XL одновременно намекали и на масштаб этого концерта, в котором наряду со звездами бельканто участвовали певцы, специализирующиеся на другом репертуаре, но приехавшие в Пезаро поучаствовать в юбилейных торжествах.

Продолжался этот концерт почти три часа, и он был бы еще больше, если бы не один неприятный момент: тенор Сергей Романовский заболел и вынужден был отказаться от участия, а ария Пирра из «Гермионы», которую он должен был исполнить, в итоге не прозвучала вообще.

Первое отделение составили фрагменты из популярных комических опер Россини: «Севильского цирюльника», «Путешествия в Реймс», «Золушки» и «Итальянки в Алжире». Во втором отделении звучал уже серьезный Россини, а именно «Гермиона» и «Вильгельм Телль». Такой выбор выглядит вполне логичным, если считать «Гермиону» своего рода олицетворением всех неаполитанских опер Россини, однако для полноты картины лично мне не хватало как минимум «Танкреда». Отсутствие не менее значимой «Семирамиды» можно оправдать тем, что она и так исполнялась на фестивале полностью.

После увертюры к «Севильскому цирюльнику» в исполнении Национального оркестра RAI под управлением Карло Рицци баритон Франко Вассалло в несколько устаревшей манере спел знаменитую каватину Фигаро. Было весьма заметно, что этот певец совершенно не владеет стилем музыки Россини, да и публика принимала его довольно прохладно. Зато ария Бартоло в исполнении завсегдатая Пезаро Паоло Бордоньи прозвучала стилистически безупречно. То же можно сказать о последующем выступлении выдающегося россиниевского тенора Лоуренса Браунли, впервые, насколько мне известно, участвовавшего в фестивале. Он исполнил сложнейшее и часто купируемое в спектаклях рондо Cessa di più resistere, вызвав восторг публики, выражаемый бурными аплодисментами и топотом ног. Хочется верить, что в дальнейшем Браунли станет регулярно появляться в Пезаро и участвовать в основных фестивальных постановках, а не только в концертах.

«Путешествие в Реймс» было представлено дуэтом графа Либенскоффа и маркизы Мелибеи в исполнении Рузиля Гатина, вызвавшегося заменить заболевшего Романовского, и Анны Горячевой. Гатин выступил весьма достойно, а вот у Горячевой, к сожалению, стали все чаще проскальзывать довольно резкие верхние ноты, что несколько снижало впечатление от ее вокала.

Продолжили концерт две арии из второго действия «Золушки»: барона Маньифико (Никола Алаймо) и принца Рамиро (Хуан Диего Флорес). Алаймо блестяще исполнил свою арию, изображая на разные голоса воображаемых будущих просителей. Выступления Флореса я несколько опасался, поскольку он еще несколько лет назад отказался от партии Рамиро, когда-то входящей в число его коронных партий. Теперь голос его стал заметно крепче, а колоратуры не всегда даются с прежней легкостью. Однако мои опасения оказались напрасными: я вновь услышал того самого, прежнего Флореса, которого уже почти не надеялся услышать! Само собой, и реакция публики была соответствующей.

 


© Amati Bacciardi

 

 

Завершилось отделение финалом первого действия «Итальянки в Алжире». Вернее, второй половиной этого развернутого номера — ансамблем и заключительной стреттой. Пели Микеле Пертузи, Лоуренс Браунли, Анна Горячева, Паоло Бордонья, Карло Чиньи, Клаудия Мускио, Валерия Джирарделло.

Второе отделение открылось большой сценой Гермионы из одноименной оперы в исполнении Анджелы Мид — еще одной певицы, никогда раньше не выступавшей в Пезаро и вообще редко поющей Россини. Впрочем, в партии Гермионы мне уже довелось ее слышать в Москве, в концертном исполнении под управлением маэстро Альберто Дзедды. У Мид очень большой голос красивого тембра, она достойно справилась со своей сложнейшей сценой, но все же было довольно заметно, что Россини — не ее специализация.

Завершили программу концерта фрагменты «Вильгельма Телля». Само собой, начали со знаменитой увертюры, после которой Пертузи и Флорес исполнили дуэт Телля с Арнольдом. Интересно, что оба они ранее выступали на фестивале в этих партиях, но с разницей в 18 лет — Пертузи в 1995 году, а Флорес в 2013. Хотя Пертузи сейчас уже довольно тяжело даются баритоновые верхушки, это был один из самых ярких номеров концерта. Чего не скажешь об арии Телля в исполнении Франко Вассалло, прозвучавшей довольно бледно и вызвавшей соответствующую реакцию публики. Зато большая сцена Арнольда, исполненная Флоресом, вновь заставила публику долго аплодировать и топать ногами. Завершили концерт финалом этой же оперы, в котором участвовали Пертузи, Флорес, Мид, Чиньи, Мускио и Джирарделло.

В 2016 году я уже присутствовал на подобном гала-концерте, посвященном 20-летию дебюта на фестивале Флореса. Тогда меня несколько разочаровало то, что многие оперы были представлены совсем короткими фрагментами, вырванными из контекста. На этот раз программу составили куда более грамотно, почти все номера исполнялись целиком. Правда, слегка озадачило явное преобладание мужских голосов: за весь концерт прозвучала лишь одна большая сцена, написанная для сопрано.

22 августа на сцене театра Россини выступил с сольным концертом знаменитый тенор Антонино Сирагуза, аккомпанировал ему пианист Джанни Фаббрини. Концерт продолжался чуть больше часа, однако за это короткое время Сирагуза успел представить весьма разнообразную программу — от Моцарта до неаполитанских песен.

Открыла концерт ария Феррандо из первого действия оперы Моцарта «Так поступают все», в которой певец продемонстрировал прекрасное владение кантиленой, тогда как в следующей за ней виртуозной арии Ореста из «Гермионы» он показал и свою великолепную колоратурную технику. Далее прозвучали такие хиты, как романс Неморино из «Любовного напитка» Доницетти и ария Ромео из «Ромео и Джульетты» Гуно, которую Сирагуза исполнил с чувством стиля, однако на не слишком хорошем французском. После небольшой паузы, во время которой Фаббрини сыграл фрагмент из 12-го альбома «Грехов старости» Россини — гвоздь программы: ария Тонио из «Дочери полка» Доницетти со знаменитыми девятью верхними до, которые у Сирагузы прозвучали на редкость звонко и полнозвучно.

Вторую половину концерта составили разнообразные песни: два романса Тости, «Запрещенная музыка» Гастальдона, неаполитанская песня Кали E vui durmiti ancora, знаменитая «Гранада» Агустина Лары. На бис Сирагуза исполнил еще одну неаполитанскую песню и песенку герцога из «Риголетто».

Последний концерт фестиваля состоялся в театре Россини 23 августа. В сопровождении Симфонического оркестра Дж. Россини под управлением Алессандро Бонато пела семейная пара: бас-баритон Симоне Альбергини и меццо Анна Горячева. Несколько огорчило то, что билеты на этот концерт не были распроданы, зал оказался более чем наполовину пуст.

В программу вошли произведения Россини («Путешествие в Реймс», «Танкред», «Сорока-воровка»), Беллини («Пуритане», «Капулети и Монтекки», увертюра к «Норме») и Доницетти («Фаворитка», «Анна Болейн»), причем большинство фрагментов из опер Беллини и Доницетти исполнялось со значительными купюрами, иногда довольно неожиданными.

Концерт произвел неоднозначное впечатление. Были там и довольно удачные моменты, такие как исполнение Горячевой каватины Танкреда и в особенности прозвучавший на бис дуэт Фигаро и Розины из «Севильского цирюльника». Выбор некоторых номеров меня удивил. Особенно это касается дуэта Фернандо и Нинетты из «Сороки-воровки», где высокая тесситура партии Нинетты была явно неудобна Горячевой.

Альбергини в целом лучше удавались медленные мелодии Беллини и Доницетти, а вот во время скороговорки дона Профондо из «Путешествия в Реймс» его голос иногда тонул в оркестре. Горячева же порадовала красивыми низами, темпераментом и артистизмом, но ее верхние ноты, как и во время гала-концерта парой дней раньше, звучали чересчур пронзительно.

Завершу свой обзор фестивальной программы традиционным анонсом. На будущий год в Пезаро ожидаются три новые постановки: «Моисей и фараон» (дирижер Джакомо Сагрипанти, режиссер Пьер Луиджи Пицци), «Елизавета, королева Англии» (дирижер Эвелино Пидо, режиссер Давиде Ливерморе) и «Брачный вексель» (дирижер Дмитрий Корчак, режиссер Лоуренс Дейл). Имена солистов станут известны позднее.

Комментарии: