OperaTime.ru

Главная > Авторская колонка > "Глядя из Лондона" > Милосердие Тита, Felsenreitschule, Salzburg, 19.08.17

Аня Зверева, 10 сентября 2017 в 15:07

Милосердие Тита, Felsenreitschule, Salzburg, 19.08.17

Полнейшая темнота, огонёк фонарика — к дирижерскому пульту идёт Теодор Курентзис, практически все оркестранты, следуя своей традиции, играют стоя. Начало первого акта: многочисленная группа беженцев, мужчин и женщин, бегут из своей поглощённой войной родины (полуразрушенные бетонные столбы) в страну кажущегося стеклянно-небоскребного спокойствия и благополучия (опять же прямоугольные колонны, на этот раз прозрачного пластика или плексигласа). Их преследуют двое вооруженных автоматами солдата. Тут надо сказать, что топот бегущих довольно сильно перебивал звучание чудесного оркестра, а перебежек с одного края сцены на другую было в этом акте много. Наконец, несчастных заключают за ограничительное ограждение, и тут появляется Тит (Russell Thomas) и вызволяет из толпы Секста (Marianne Crebassa) и его сестру Сервилию (Christina Gansch). В этой постановке все властьимущие- чернокожие (3-3,5 года назад, когда у режиссёра Петера Селлерса впервые возникла идея постановки оперы, он хотел посвятить eе Нельсону Манделе, отсюда и выбор певцов).

 

Секст влюблён в дочь прежнего правителя, свергнутого Титом, Вителлию (Golda Schultz), жаждущую трона и подстрекающую Секста убить властителя. Момент выбора новой императрицы. Чувствуя бремя ответственности перед империей, Тит вынужденно отсылает свою возлюбленную — чужестранку на Родину и, желая жениться, если не по любви, то хотя бы по дружбе, предлагает свою руку сестре Секста. Но у неё взаимное чувство к Аннию (Jeanine De Bique), о чем оба признаются Титу. Тронутый прямотой и честностью, император решает возвести на трон Вителлию. Не подозревающая о новых намерениях Тита Виталия убеждает Секста убить властителя. Конец первого акта: группа из 4-х человек сооружает пояса смертников с целью взорвать Капитолий. Секст — один из группы. Полный душевных мук, разрывающийся между своей любовью и преданностью и чувством благодарности Титу, Секст мечется — он полон страдания и муки, звучит удивительная по своей напряженности и убедительности ария Oh Die, che smania e questa. Страсть сердца побеждает — император застрелен (но пока не убит), Капитолий взорван (вновь появляются колонны, но уже не прозрачные, а такие же разрушенные бетонные), новое пристанище не принесло жертвам войны мира, их близкие снова погребены под развалинами здания.

 

Начало акта второго — место скорби и вечной памяти (кружок из мерцающих свечей, фотографий убиенных, игрушек), хор беженцев поёт Kyrie из Большой мессы до минор. Это введение в оперу, режиссёр (убежденный, что, если бы не скорая смерть композитора, то написанная за 18 дней опера, непременно была бы автором дополнена и немного переработана) и дирижёр объяснили необходимостью выразить всю боль от произошедшего ранее. От себя добавлю, что хор musicAeterna звучал просто божественно. Секст схвачен, теперь под мушкой той же двоицы с автоматами. На больничной каталке вывозят Тита, между ним и Секстом происходит горячее признание последнего в его раскаянии, вине, и в то же время уверенности в необходимости содеянного. Милостивый властитель прощает своего друга и несостоявшегося убийцу. Теперь дело за судом. Анний и Сервилия умоляют будущую императрицу Вителлию попросить Тита спасти жизнь Сексту. Вителлия, мучимая угрызениями совести о невозможности предотвратить содеянное и осознании возможного краха Ее мечтаний о власти, решается признаться Титу в своём приступлении. Убитый правдой и страшными чаяниями натуры его близкого круга, Тит молит богов сократить его срок на этой земле и отключает себя от аппарата жизненного обеспечения и умирает (ещё одно отступление от либретто). Из пола вырастают новые переливающиеся абсолютно идентичные колонны округлой формы — они одновременно разъединяют людей и создают цельный архитектурный ансамбль — рождается новый, непохожий на прошлый мир, каким он будет — решать живущим. Все действующие лица поют славу милосердию своего погибшего властителя.

 

В общем и целом, из-за минималистичности декораций (периодически вырастающие из-под земли колонны — практически все) опера воспринималось как концертное исполнение. Из главных исполнителей исключительными были Marienne Crebassa и Christina Gansh, уровень остальных оставлял желать лучшего. Но при таком хоре и виртуозно-отточенном исполнении оркестра, хотелось, чтобы действие продолжалось ещё 3 часа. Теодор Курентзис, безусловно, собрал совершенно уникальную группу музыкантов, неимоверно преданных своему служению музыке. Публика, конечно, это почувствовала и долгие громкие овации сопровoждались топаньем ног и громкими криками браво и брави.

Комментарии: