OperaTime.ru

Главная > Авторская колонка > Взгляд из Берлина > Премьера Кармен в Deutsche Oper Berlin, 20.01.18 и 24.01.18

Анатолий Руднев, 29 января 2018 в 3:24

Премьера Кармен в Deutsche Oper Berlin, 20.01.18 и 24.01.18

Charles Castronovo © Anatoly Yu. Rudnev

 

 

Премьере Кармен предшествовало по истине major disaster — срабатывание противопожарной оросительной системы. Произошло это точно в Рождество, и совпало с началом оркестровых репетиций. Все сценическое пространство было залито водой, покрытие сцены и вся электропроводка была выведена из строя… Но, надо отдать должное технической службе театра, к моменту премьеры Кармен большая часть театральной машинерии функционировала адекватно.

Также премьеру сопровождали различные слухи по поводу постановки (цитирую инсайдеров: человеческие тела будут разрезаться на кусочки, прямо на сцене будут осуществлены грязные сцены насилия, главным реквизитом оперы будут человеческие органы, в частности, почки и так далее). Масла в огонь «подлила» администрация: сотрудники театра получили мэйл о том, что все репетиции проходят в «закрытом режиме». Всем не задействованным в опере — не разрешается посещение репетиций. Лично я не могу вспомнить ничего подобного последние 10 лет в Берлине…

Теперь о премьере конкретно… Голова быка с содранной с нее кожей, попытка группового изнасилования Микаэллы содатами с «эррегированными» автоматами Калашникова, препарирование почек в режиме реального времени, развороченные тела с «кишками наружу», Кармен, Мерседес и Фраскита гадают на человеческих органах (почки) вместо карт, и last but not least, в финале Хосе вырезает у Кармен сердце и гордо поднимает его над своей головой… Декорации достаточно минималистичны: круговая сцена представлена трибуной с одной стороны диаметра, и стеной — с другой. Мизансцены либо стандартные клишеобразные: например, Кармен, Мерседес и Фраскита «играют» с пистолетами — так играют дети в старшей группе детского сада, либо в финале публика на трибунах машет белыми платочками в такт музыке, либо совершенно отсутствуют: на протяжении большей части спектакля ощущение семистэйдж постановки. Так вкратце выглядит новая постановка Кармен в Deutsche Oper Berlin.

Норвежский режиссер Оле Андерс Тандберг знаком Берлинской публике по постановке оперы Леди Макбет Мценского уезда (в народе — «рыбная Леди Макбет»).
Режиссерский успех предыдущей постановки был однозначный, но один успех не дает автоматической гарантии следующего…

Возвращаемся к премьере Кармен: в музыкальном плане спектакль был неоднородный.
Оркестр, под управлением Ивана Репушича представил оперную партитуру ясно, ярко и, в то же время, бережно и выверенно. Причем хочу отдельно отметить как превосходный баланс оркестровых групп, так баланс оркестра и вокалистов.
Хор был на высочайшем уровне: показал отточенность звучания, выверенный баланс между хором и солистами, а также красочное звучание и экспрессию. Была продемонстрирована тончайшая работа над деталями и оттенками.
У исполнительницы партии Кармен, француженки Клемантин Марген — объемный голос, певица прекрасно нюансировала звук, в Сегидилье были продемонстрированы эталонные стаккато, и в финальной сцене — большие форте. Но, к сожалению, нужно отметить некоторую бедность динамики и тенденцию «ширить звук» на «верхах». Тем не менее, Клемантин подходит эта роль и она однозначно держала на себе внимание зала все три часа.
Партию Хосе исполнял Чарльз Кастроново — настоящий герой дня, «красавец в полном цвете лет», обладатель подвижного и сильного голоса. Чарльз отлично фокусировал звук, постепенно раскрывал голос «на переходах», у певца очень качественная опора голоса.
Голос Хайди Штойбер, исполнительницы партии Микаэлы, звучал немного приглушенно – но это совершенно не испортило общее впечатление от ее выступления. Героиня Штойбер вызывала искреннюю симпатию и сочувствие у зрителей.
Тореадор в исполнении Маркуса Брюка с большим трудом «пропел» нижние ноты в «куплетах», можно сказать «давился на низах», форсировал вокал. Партия однозначно не его. Тембр у исполнителя недостаточно богат, и не всегда можно было слышать идеальную линию легато. В конце куплетов, Эскамильо очень эффектно отрезал яички у «поверженного быка» (на сцене лежало чучело быка в размере 1:1) и вручил их Кармен.
«Фоновые роли» были исполнены на среднем уровне.

После посещения двух спектаклей — закономерный вопрос — что же хотел сказать режиссер этой постановкой? Оригинальность — да, несомненно. Цельность — нет, много новых и неплохих идей, но они не вписываются в единую концепцию. Ну и наличие обильных штампов и клише не добавляет постановке позитива. Увы, в данном случае, вместо старой добротной цельной постановки, мы — зрители — получили непонятно что на следующие 5-10, а может и больше лет…

 

Комментарии: