OperaTime.ru

Главная > Рецензии > «Ариодант» в Венской Штаатсопере, 4.03.2018

Мария Усеинова, 30 апреля 2018 в 3:26

«Ариодант» в Венской Штаатсопере, 4.03.2018

© Michael Poehn

 

 

Как непросто, однако, тянуть багаж зрительского опыта! Почти каждая новая постановка воспринимается в контексте сравнения со спектаклями прошлого, а «фирменные приёмы» даже любимых режиссёров с годами утомляют. Видимо, такая она «зрительская старость». Привет брюзжащим рецензиям в стиле «А вот раньше было, не то, что нынче…»

 

При просмотре нового «Ариоданта», поставленного в Вене Дэвидом МакВикаром, меня не покидало ощущение déjà-vu, связанное со спектаклем Ричарда Джонса (Экс-ан-Прованс, 2014 год). Сложилось стойкое впечатление, будто МакВикару после постановки Джонса решительно нечего предложить этой опере.

 

Танцы, распитие виски, дух солёного шотландского побережья, немного суровые-немного провинциальные парни, длинный стол и куклообразный двойник Джиневры в её видениях — всё это уже было. Более того, это было настолько цельно и выразительно, что повторить то же самое, но лучше — миссия почти невыполнимая.

 

Конечно, МакВикар добавил размаху в своём стиле: позвал полноценный балет, брутальных рыцарей в коже, устроил эпичные поединки на мечах — что ещё нам, девочкам, нужно? Визуально постановка обрела стиль хорошей средневеково-фэнтезийной видеоигры. Но история, рассказанная сэром Дэвидом, не увлекла. Не удалось погрузиться во взаимоотношения героев, поверить в их страдания и проблемы. Кроме довольно формальной режиссуры восприятию мешали стилистическая мешанинаи идейная невнятность.

 

Сделать просто качественную «Санта Барбару», коей и является творение Генделя (и Ариосто), режиссёр, видимо, посчитал зазорным и решил привнести немного «визуального кода». Сначала задумка МакВикара кажется интересной: противопоставить простых наивно-благородных парней из провинции (Ариодант и Лурканио) яркому, но лживому искусственному миру королевского двора через зрительное противостояние «Средневековье vs Барокко»: с одной стороны «настоящие рыцари», с другой –размалёванные напудренные «чуда-юда» во главе с безвольным королём. Логично, но всплывают нюансы. Во-первых, «главзлодей» Полинессо тоже настоящий рыцарь и крутой мужик. В то время как Ариодант готов вписаться в нелепый мирок королевского двора, Полинессо намерен разогнать раздражающий петушиный бедлам. И в этом наши симпатии на его стороне!  Во-вторых, никого из представителей «загнивающего барокко» не жалко — ни Короля, ни Джиневру, ни Далинду. И, в-третьих, ну, у Ариоданта, допустим, любовь, а Полинессо, стремящемусяк власти, зачем эта груда развалин?

 

Увы, к одному из явных минусов постановки можно отнести декорации (Вики Мортимер) — максимально живописные (для ограниченной палитры), но уж больно «сиротские». Словно Венская Штаатсопера сказала режиссёру: «У нас есть балетная труппа, но нет рабочих рук для сложной сценографии. Побольше танцев на фоне голых каменных стен».

 

Кстати, балет действительно не разочаровал (Кольм Сири): он развлекал, объединял действие и пояснял происходящее, ни разу не казался лишним и вставным.

 

С костюмами всё несколько сложнее. Нельзя не отметить отличные рыцарские и военные наряды троих «настоящих мужчин» (Ариоданта, Лурканио, Полинессо) — изобретательно, разнообразно, атмосферно. Нелепые барочные костюмы и парики Короля и Одоардо, так и быть, спишем на подчёркивание их нелепых характеров. А вот девочкам не повезло совсем. Очень уныло и некрасиво. С тем, что из себя должны представлять Джиневра и её наперсница Далинда, похоже, не определился ни художник по костюмам, ни режиссёр.

 

Шен Райс (Джиневра) не вызвала никаких нареканий вокального толка. Певица полностью справилась с материалом и очень старалась играть, но героиня всё равно получилась довольно скучная, излишне серьёзная и отстранённая. Лёгкость вокального образа не соответствовала нелёгкости образа сценического. Возможно, это напряжение уйдёт с премьерными волнениями.

 

Голос Хилы Фаимы (Далинда), более высокий и звонкий, чем у Джинервры-Райс, подошёл для роли идеально и в целом Фаима выступила убедительно. Но слишком заметно было, что певица находится не в своей стилистической тарелке. Это ощущалось и в арии “Il primo ardor”, исполненной с усилием, без нужной лёгкости, и встремительной арии “Neghittosi, or voi che fate”, где молодая сопрано едва справлялась с заявленными колоратурами.

 

Как ни старались Райс и Фаима, их героини растворились в безликих образах, предложенных режиссёром. То же самое можно сказать и о Короле ШотландииВильгельме Швингхаммере. Пел, вроде, достойно, но уж слишком бледного и бесхребетного героя.

 

Очень понравился в роли Лурканио Райнер Трост. Его приятный тенор, лёгкий, но уверенный, не дал превратиться лирическим ариям в скучные завывания (как это нередко бывает). Благодаря некоторой шероховатости в голосе и выразительной подаче образа, неудачливый и неловкий в любви воин получился у Троста очень убедительным.

 

Блеснул в роли Полинессо Кристоф Дюмо. Певец «заматерел», его голос, наконец, обрёл опору и набрал массу, а дыхание и вовсе стало безграничным. Можно бесконечно восхищаться и великолепными вставными нотами в арии “Dover, giustizia, amor”, и безупречно исполненными сложнейшими россыпями пассажей арии “Se l’inganno”. В самом начале Дюмо несколько переигрывал «злого-злодея», но длилось это недолго. С подачей образа всё определённо: никакого дополнительного любовного интереса у Полинессо нет — только стремление к власти и ничего личного. Однако не поддаться его обаянию просто невозможно.

 

По традиции главные чаяния публики относились к исполнительнице титульной роли. И тут многих ждало разочарование. Да, конечно, Сара Коннолли подошла к премьере не в самой лучшей вокальной форме, и в этот раз партия далась ей непросто. Грустно было слышать, как в первой арии (“Con l’ali di costanza”) в голосе проскакивали «примеси возрастного характера». Но картина выправилась, середина спектакля прозвучала ровнее. Знаменитая “Scherzainfida” была исполнена напряжённо, но эмоционально. По сути, главные претензии можно предъявить только к последней большой арии. Мы, избалованные студийными записями, конечно, забыли, каково это петь “Dopo notte” в живом спектакле, после всего уже спетого. Может, не стоит придираться? И потом, кого мы обманываем? Все знают и любят Коннолли не за богатые вокальные ресурсы (которых у неё, к слову, никогда не было), а за актёрский талант, глубокую работу над ролью, создание неповторимых образов. Что бы ни случилось с голосом, Коннолли никогда не будет существовать на сцене за рамками (образа). Так что старая гвардия пока в строю. Не идеально, но всё ещё достойно.

 

Если кого и можно назвать «безупречным», так это Уильяма Кристи и его «Цветущие искусства». Никаких откровений и сногсшибательных интерпретаций, просто всё как надо. Единственное, я не совсем согласна с решением озвучить смертельный поединок Полинессо и Лурканио весёленьким вступительным мотивом — это убило весь накал драматизма. Но в остальном безупречно.

 

Не считая игры оркестра, качественно спектакль поделился ровно пополам: одна половина исполнения/режиссуры/костюмов/декораций/света/ вышла хорошей, а вторая — нет. Если сухо резюмировать увиденное: сыровато и скучновато. Но спектакль не так уж плох. Он по-своему красив и, несмотря ни на что, оставил приятное послевкусие.

 

От команды МакВикара и Кристи зритель ждал нетленного шедевра — не вышло. Но не каждый же день рождаются великие постановки!

 

Комментарии: